15 книг от Book club Book club
Художественная литература, нашедшая отклик в душах наших участников .....................................................................
Клуб убийств по четвергам - Осман Ричард Томас

1. Клуб убийств по четвергам Осман Ричард Томас

О книге Четверо престарелых героев... Первое серьезное дело для женщины-полицейского... Жестокое убийство... Добро пожаловать в клуб "Убийства по четвергам"! В доме престарелых, расположенном среди мирных сельских пейзажей, четверо друзей еженедельно встречаются в комнате для отдыха, чтобы обсудить нераскрытые преступления. Они называют себя "Клуб убийств по четвергам". Элизабет, Джойс, Ибрагим и Рон уже разменяли восьмой десяток, но у них все еще есть кое-какие трюки в запасе. Когда местного строителя находят мертвым, а рядом с телом обнаруживается таинственная фотография, "Клуб убийств по четвергам" внезапно получает первое настоящее дело. Вскоре количество трупов начинает расти. Сможет ли наша необычная команда поймать убийцу, пока не стало слишком поздно? Об авторе Ричард Томас Осман (родился 28 ноября 1970 года) - английский телеведущий, продюсер, комик и писатель, наиболее известный как создатель и со-ведущий телевикторины Pointless на BBC One.

Там, где раки поют - Оуэнс Делия

2. Там, где раки поют Оуэнс Делия

В течение многих лет слухи о Болотной Девчонке преследовали Баркли-Коув, тихий городок на побережье Северной Каролины. И когда в конце 1969-го нашли тело Чеза, местного плейбоя, жители городка сразу же заподозрили Киа Кларк, девушку, что отшельницей обитала на болотах с раннего детства. Чувствительная и умная, Киа и в самом деле называет своим домом болото, а друзьями - болотных птиц, рыб, зверей. Но когда наступает пора взросления, Киа открывает для себя совсем иную сторону жизни, в ней просыпается желание любить и быть любимой. И Киа с радостью погружается в этот неведомый новый мир - пока не происходит немыслимое. Роман знаменитого биолога Делии Оуэнс - настоящая ода природе, нежная история о взрослении, роман об одиночестве, о связи людей, о том, нужны ли люди вообще друг другу, и в то же время это темная, загадочная история с убийством, которое то ли было, то ли нет Пресса о книге Я даже выразить не могу, как сильно я люблю эту книгу! Мне так не хотелось, чтобы эта история закончилась! Риз Уизерспун Невероятно красивый роман, одновременно и загадочный детектив, и необычная история взросления, и настоящий гимн природе. Глазами девочки, в одиночестве взрослеющей в лесной хижине, мы видим, сколь чудесен окружающий нас мир, и сколь странен и непостижим порой человек. The New York Times Book Review Яростный и буквально оглушающий красотой роман, написанный в ритме приливов и отливов, в такт дыханию прибрежных болот Северной Каролины. Душераздирающая история девушки, отчаянно пытающейся научиться доверять людям, тесно переплетенная с таинственным убийством. Поразительный дебют. People В этом замечательном романе есть все - загадки, романтика, обаятельные герои, захватывающие рассуждения. Николас Спаркс Завораживающая история, которая буквально бьет под дых. Это первая книга за долгое время, заставившая меня плакать. Кристин Ханна История изоляции, сплетенная с детективом, любовной драмой и невероятно притягательным портретом Северной Каролины. Entertainment Weekly В своем романе Оуэнс размышляет, как одиночество влияет на человека, как оно и разъедает, и возвышает его одновременно. Очень глубокая книга. Vanity Fair Очень оригинальная книга. Любовь, расследование, загадка, судебная драма, романтика, взросление. Трогательная, тревожная, пробирающая до самого нутра история. ShelfAwareness В романе чувствуются ритм и обаяние старинной баллады. Очевидно, что Делия Оуэнс прекрасно знает мир Северной Каролины, от темных трясин ее болот до запаха соленой воды и криков чаек. Дэвид Джой

Тревожные люди - Бакман Фредрик

3. Тревожные люди Бакман Фредрик

Соскучились по фирменной "бакмановской прозе", необычной, изящной и трогательной? Ловите "Тревожных людей" - напоминание о том, что у каждого из нас за плечами свой мешочек боли, который мы всюду таскаем за собой и не знаем, куда пристроить. Храбрая восьмидесятилетняя старушка, ИКЕА-зависимая супружеская пара, беременная женщина, желающий свести счеты с жизнью мультимиллионер…эти и еще несколько человек стали заложниками неудачливого грабителя. Он хотел легких денег и ограбить банк, но удача никогда не была его сильной стороной. И теперь он вынужден скрываться от полиции в квартире по соседству. В его планы совершенно не входили восемь заложников. И уж тем более не входили их самые сокровенные истории, которыми те начинают делиться. "Тревожные люди" - целая галерея уязвимых персонажей, тонко подмеченная Бакманом человеческая природа, сотканная из недостатков и изъянов, и именно поэтому живая.

С жизнью наедине - Ханна Кристин

4. С жизнью наедине Ханна Кристин

1974-й. Лени тринадцать лет, ее отец недавно вернулся с вьетнамской войны. Вернулся совсем не таким, как прежде, - злым на весь мир, растерянным и сломленным. А вскоре получил наследство - небольшой участок земли там, где почти нет людей, где лишь прекрасная, пусть и суровая природа, - на Аляске. И вскоре Лени с родителями отправляются в этот загадочный и неведомый мир. И поначалу кажется, что Аляска отвечает всем их надеждам и ожиданиям. В этом диком краю они находят сообщество сильных мужчин и еще более сильных женщин. Но приближается зима, и на Аляску медленно опускаются тьма и холод, которые обратят отца в дикого зверя. И то, что начиналось как приключение, оборачивается драмой. Лени и ее матери предстоит узнать, что Аляска не только прекрасна, но и ужасна, что она может как спасти, так и погубить. В этом краю каждый день ставит человека перед выбором между жизнью и смертью. В этой глуши, на самой окраине цивилизации, человек понимает себе истинную цену. 1978-й. Лени уже взрослая девушка, она освоилась в диком краю, полюбила его, стала своей. В ее жизнь вошла любовь, она мечтает о будущем. Но прошлое цепко держит ее, не желая отпускать. И драма стремительно перерастает в трагедию. Новый роман Кристин Ханны - невероятной интенсивности семейная сага, полная бурных событий и сильных чувств. История любви и почти шекспировская драма разворачиваются на фоне прекрасных пейзажей Аляски. Кристин Ханна - автор более 20 романов, в том числе "Соловья", невероятно успешного мирового бестселлера. После невероятного успеха "Соловья" у Кристин Ханны был огромный искус зайти на этот путь во второй раз, но она его преодолела. И написала семейную драму, разворачивающиеся в суровых пейзажах Аляски. Эта книга нисколько не похожа на "Соловья", но и не похожа на все то, что Кристин Ханна писала прежде. Об Аляске Кристин знает не понаслышке - она выросла там, ее родители живут там и поныне. Ее семья - одна из самых уважаемых в этой суровой стране. После выхода в США роман сразу попал на верхние строчки списков бестселлеров, где и держится уже несколько месяцев У Ханны обостренное чувство драмы. В новом романе она обратилась к истории собственной семьи, жившей у последнего рубежа Америки - на Аляске, суровой и неприступной. В 1970-е годы Аляска еще не стала местом, куда стекаются бесчисленные туристы, это был край суровых мужчин и стойких женщин, край одиночек, выживающих в борьбе с природой. Именно в эти годы и происходит действие новой книги Кристин Ханны. "Мы приехали на Аляску в семидесятых. Время было неспокойное: демонстрации протеста, теракты, похищения людей. То и дело пропадали студентки. Война во Вьетнаме разделила страну. От такой вот жизни мы и бежали на Аляску. Как многие чичако до и после нас, подготовлены мы были плохо. Ни денег, ни подходящей одежды, ни припасов. Мы толком ничего не умели. Перебрались в хижину в отдаленном уголке полуострова Кенай и быстро поняли, что совершенно не приспособлены. Даже машину (у нас тогда был микроавтобус "фольксваген") выбрали неудачно. Мне как-то сказали, что Аляска не воспитывает характер, а выявляет. Как ни прискорбно в этом признаваться, но здешний мрак выявил мрак в душе моего отца. Он воевал во Вьетнаме, был в плену. Тогда мы не понимали, что это значит. Теперь знаем. Наука не стоит на месте, мы научились помогать таким, как мой отец. Мы понимаем, что война способна сломить даже сильных духом. Тогда же помощи ему ждать было неоткуда. Впрочем, как и женщине, которая стала его жертвой. Здешняя глушь с ее темнотой и морозами ужасно повлияла на отца, превратила его в дикого зверя, как те, что обитают в тайге. Но тогда мы об этом и подумать не могли. Да и откуда нам было знать? Мы, как и многие другие, мечтали, прокладывали маршрут, потом прикрепили на автобус плакат с надписью "Аляска или смерть!" и отправились на север, совершенно не подозревая, что нас там ждет. Этот штат, этот край не похож ни на один другой. Он прекрасен и ужасен, он и губит, и спасает. Здесь, где снова и снова приходится выбирать, жить или умирать, в самом глухом уголке Америки, на окраине цивилизации, где вода во всех своих формах может тебя убить, понимаешь, кто ты такой. Не кем хочешь быть, кем себя считаешь или кем тебя воспитали. Все это уничтожат месяцы леденящей темноты, когда в подернутое инеем окно толком ничего не разглядеть, мир сжимается, и ты вдруг постигаешь истину о себе. Понимаешь, на что способен, чтобы выжить. Этот урок - это откровение, как мама мне когда-то сказала о любви, - великий и ужасный дар Аляски. Тех, кто приехал сюда исключительно за красотой, за какой-то выдуманной жизнью, тех, кто ищет здесь убежища, неминуемо ждет разочарование. На необозримых просторах здешней непредсказуемой тайги люди либо открывают лучшее в себе и расцветают, либо с воплями сбегают от мрака, холода и трудностей. Третьего не дано. Здесь, в бескрайней глуши, о безопасности не может быть и речи. Для нас, тех немногих, кто крепок и силен, для мечтателей Аляска раз и навсегда становится домом, песней, которую слышишь, когда все вокруг замирает и затихает. Ты либо становишься частью этой земли, такой же дикий и неукротимый, как она, либо нет. Я стала". Эмоциональная семейная сага, разворачивающаяся в 1970-е на фоне суровых и прекрасных пейзажей Аляски. People Удивительное сочетание греческой трагедии, любовной мелодрамы и драматической семейной саги. Kirkus Review Убедительный портрет семьи, оказавшейся на грани разрушения, и общества в преддверии огромных перемен. Лишь горы и леса Аляски неизменны в своей неприступной красоте. Великолепный роман о нерушимой связи между матерью и ребенком, о величии женщины, готовой в буквальном смысле своротить горы ради любимых. Journal Journal Я не просто влюбилась в эту книгу, я одержим ею. Кристин Ханна написала мастерский роман о том, что любовь может как спасти нас, так и уничтожить. Карин Суон, Sunday Times Романтика и прекрасные пейзажи Аляски, на фоне которых разворачивается сложная семейная драма, наполняют книгу огромным обаянием, которому нельзя не поддаться. BookBrowse Review Эпический роман о человеческой воле и способности преодолевать немыслимое. Real Simple

Статский советник - Акунин Борис

5. Статский советник Акунин Борис

Памяти XIX столетия, когда литература была великой, вера в прогресс безграничной, а преступления совершались и раскрывались с изяществом и вкусом.

Камо грядеши - Сенкевич Генрик

6. Камо грядеши Сенкевич Генрик

Задача новой серии "БВЛ" - популяризация произведений мировой классики всех исторических периодов и национальных школ, не ограничиваясь рамками эпох и жанров. К работе над книгами привлекаются лучшие литературоведы, текстологи и переводчики. Тома "БВЛ" оформляются известными дизайнерами и художниками, в качестве иллюстраций отдельных изданий используются старинные миниатюры. Качественно изданная классика мировой литературы призвана стать не только украшением библиотеки, но и солидным и надежным подспорьем в работе. Новая "Библиотека Всемирной Литературы" - собрание классики, необходимое каждому человеку. Это книги, прошедшие проверку временем, без которых невозможно представить себе современную культуру и цивилизацию. Вечная литература возвращается к современному читателю. Перевод с польского Е. Лысенко. Вступительная статья Б. Стахеева. Послесловие и примечания А. Столярова.

Заповедник - Довлатов Сергей Донатович

7. Заповедник Довлатов Сергей Донатович

"Заповедник" (1983) - одна из лучших книг Сергея Довлатова, в которой тема лишнего человека и нелепости человеческой жизни разворачивается на фоне "псковских далей" Пушкинского заповедника, где автор, в числе других служителей музея, проводил экскурсии и рассказывал туристам о великом поэте. "Я хотел изобразить в Пушкинском заповеднике литературного человека, проблемы которого лежат в том же аспекте, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество, государство. И дело отнюдь не в способностях героя… - пишет Довлатов, - а в самом заповеднике, который изображается наподобие мавзолея, в равнодушии и слепоте окружающих…"

Бегущий за ветром - Хоссейни Халед

8. Бегущий за ветром Хоссейни Халед

Проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно. История разворачивается в довоенном Кабуле 1970-х. В этом волшебном городе, переливающемся всеми оттенками золота и лазури, живут два мальчика-погодка, Амир и Хасан. Один принадлежал к местной аристократии, другой - к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого - хром и жалок. Господин и слуга, принц и нищий, красавец и калека. Но не было на свете людей ближе, чем эти два мальчика. Вскоре кабульская идиллия сменится грозными бурями. И мальчиков, словно двух бумажных змеев, подхватит эта буря и раз­метает в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами. Ты бежишь за бумажным змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана - Дорман Олег

9. Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана Дорман Олег

Лилианна Лунгина - прославленный мастер литературного перевода. Благодаря ей русские читатели узнали "Малыша и Карлсона" и "Пеппи Длинныйчулок" Астрид Линдгрен, романы Гамсуна, Стриндберга, Белля, Сименона, Виана, Ажара. В детстве она жила во Франции, Палестине, Германии, а в начале тридцатых годов вернулась на родину, в СССР, где работал ее отец. История жизни этой удивительной женщины глубоко выразила двадцатый век. Это история драматической эпохи и одновременно захватывающий устный роман, в котором есть все: семейная драма - и судьбы русских эмигрантов, любовь - и столкновение с немецким фашизмом, смерть отца - и трагедии тридцать седьмого года, война и эвакуация, "оттепель", распад советской империи и зарождение новой России. Виктор Некрасов, Давид Самойлов, Твардовский, Солженицын, Евтушенко, Хрущев, Синявский, Бродский, Астрид Линдгрен - вот герои ее повествования, далекие и близкие спутники ее жизни, которую она согласилась рассказать перед камерой в документальном фильме Олега Дормана.

И повсюду тлеют пожары - Инг Селеста

10. И повсюду тлеют пожары Инг Селеста

Летом в Шейкер-Хайтс только и говорили о том, что Изабелл, младшенькая Ричардсонов, все-таки спятила и спалила дом… В Шейкер-Хайтс, спокойном и респектабельном городке все тщательно спланировано - от уличных поворотов и цветников у домов до успешных жизней его обитателей. И никто не олицетворяет дух городка больше, чем миссис Ричардсон, идеальная мать и жена. Но однажды в этом царстве упорядоченной жизни появляется художница Мия Уоррен. У миссис Ричардсон - роскошный дом, жилище Мии - маленький "фольксваген-кролик". У одной есть все, но живет она в клетке из правил. У другой нет ничего, но она свободна как ветер. И в то же время, так ли уж далеки они друг от друга? У обеих - дети-подростки, в которых до поры до времени тлеют пожары, и однажды пламя с ревом вырвется и попытается поглотить все вокруг. Столкновение двух миров - порядка и хаоса - окажется сокрушительным для обеих и в то же время подарит новую надежду. Новый роман - это захватывающая история двух семей, в которой много пластов, нет деления на черное и белое, нет деления на героев и антигероев. В книге сплетена сложная сеть - из нравственных принципов, чувств, амбиций, ошибок прошлого. Селеста Инг постоянно меняет ракурс, она подает историю с точки зрения всех участников драмы, и от этого возникает ощущение полного погружения в созданный ею мир, а от детективной непредсказуемости и триллерного темпа кружится голова. - Лучшая книга Amazon в 2017 году - Победитель читательского голосования в разделе "художественная литература" Goodreads Readers' Choice Award в 2017 году - Лучшая книга по версиям NPR, Amazon, Barnes & Noble, Entertainment Weekly, Guardian, BuzzFeed, Esquire, Washington Post и многих других масс-медиа - Уже издано или готовится к изданию более чем на 30 языках Следить за тем, как сначала две столь разные семьи сначала почти объединяются, а затем входят в жесткий клинч - чрезвычайно интересно, история не только захватывает, она переворачивает душу, заставляет погружаться в невероятные психологические глубины. В романе сплетена сложная сеть нравственных и эмоциональных отношений, а теплая интонация Селесты Инг делает его неотразимым. Второй роман писательницы оказался даже более совершенным, чем ее дебют. Магия этого романа заключается в том, что все его персонажи - и наверняка почти все читатели - пребывают в заблуждении, будто мы живем в некоем новом, порвавшем с недостатками старого, мире. Но кто же тогда запаляет повсюду пожары? И желая понять это, роман Инг читаешь, не отрываясь, хотя и подозреваешь, что твои руки в пепле. New York Times Book Review Селеста Инг еще в своем мощном дебюте "Все, чего я не сказала", обратилась к сложной теме отношений родителей и детей, в новом романе она развивает эту тему, но на более сложном уровне. Ее роман можно назвать медитированием на тему материнства, предостережением всем, кто считает, что понимает своих детей и родителей. Инг - большой мастер по части того, что показать нам наши личные и социальные недостатки, взглянуть на них по-новому. Если "И повсюду тлеют пожары" не заставят с первого раза вас задуматься о том, что вы сами такое, каков ваш мир, то прочтите книгу еще раз - она точно заслуживает этого. San Francisco Chronicle Сюжет настолько плотный, его герои связаны между собой многими нитями, число которых растет с каждой страницей. Селеста Инг невероятно талантливый писатель, в жизнь ее персонажей погружаешься без оглядки. Она дает несколько точек зрения, виртуозно переключается между ними, и в результате возникает широкая и полная тончайших деталей панорама, а действие развивается в темпе и напряжении превосходного детектива. Los Angeles Times Задушевная безжалостность - вот главный писательский инструмент Селесты Инг. Она любит своих героев, она понимает их, но она к ним совершенно безжалостна, вытягивая из них то, что каждый из нас прячет глубок внутри себя. И в то же время ее книга полна истинной доброты и святой веры в то, что искусство может преобразить мир, она обещает нам возрождение даже после того, как все вокруг обратилось в золу. Boston Globe По сравнению с дебютным романом Селеста Инг впечатляюще разнообразила свою писательскую палитру, ее персонажи стали более сложными и глубокими. Когда читаешь ее новый роман, возникает полное ощущение того, что это реальные люди думают, чувствуют, общаются, страдают, радуются. В созданном Инг идеальном городке Шейкер-Хайтс "жизнь мирно текла своим чередом, а бунты, и бомбы, и землетрясения доносились издалека, приглушенными толчками", но на самом деле реальный мир вовсе не так далек, как кажется. И однажды он обнаруживается у вас прямо в доме. И если вы не можете его принять, то, может, лучше сжечь? Entertainment Weekly Возможно, главное достоинство романа Селесты Инг состоит в том, что она призывает читателя простит миссис Ричардсон, которая в своем стремлении к совершенству во всем, к полной упорядоченности во всем, погружает мир в хаос. Chicago Tribune Сегодня мало писателей, которые так же мудры, сострадательны и беспристрастны, как Селеста Инг. Ее новый роман о том, что каждому твоему поступку есть цена, и иногда она может равняться самой жизни. Financial Times Селеста Инг пишет с такой мудростью, будто прожила сто жизней. Harpers Bazaar В книге ни единого лишнего персонажа. Удивительный сплав из хаоса и беспорядка, рас и классов, лидеров и аутсайдеров, семьи и одиночества. Роман хорош для всех и в любой период жизни, но если вы оказались на перепутье, если у вас сложные времена, то эта книга может осветить вам путь. NPR's Best Books of 2017 Замысловатая и увлекательная история о совершенном пригороде, в котором под текут темные подземные потоки, укрытые от взглядов, мощный и напряженный романом о сути материнства. Селеста Инг без оглядки погружается в сложнейшие темы и подает их под новым углом зрения. Впечатляюще. Publishers Weekly Добела раскаленный портрет пригорода и семьи, творчества и потребительства, он пышет жаром. Как в первом романе Селеста Инг смещает точки зрения, демонстрирую поразительное умение видеть и показывать с разных ракурсов. Все ее герои очень привлекательны, и наблюдая, как их пути пересекаются, как в точках их соединения начинает тлеть огонь, ты словно попадаешь под какие-то чары. Своим вторым романом Селеста Инг окончательно убедила, что она тот редкий проницательный писатель, что способен видеть невидимое в современном мире. Kirkus Reviews Ошеломительный второй роман Инг - это многоуровневое исследование того, как формируется личность, как строится и распадается семья, как дружба перетекает в любовь, как материнство может быть радость, а может нести страдание. Library Journal Целиком поглощающий роман. Каждый персонаж так убедительно прописан, что невозможно решить, на чьей вы стороне. Marie Claire В блестящем стиле Селеста Инг анализирует микрокосмос современного общества. Словно под микроскопом она показывает, из чего складываются наши связи. Что стоит за силой материнства - кровные узы или любовь? Определяют ли наши ошибки в прошлом наше будущее? Роман Селесты Инг - это тревожное зеркало, в которое мы смотрим и видим поразительный мир, прежде сокрытый от нас. Джоди Пиколт Остроумный, мудрый и нежный роман. Чудо. Пола Хокинс Селеста Инг - автор двух романов, "Все, чего я не сказала" и "И повсюду тлеют пожары". Ее дебютный роман (2014) стал бестселлером, его назвали лучше книгой года "Нью-Йорк Таймс", "Амазон" и еще более дюжины изданий и книжных магазинов. Роман получил литературные премии Massachusetts Book Award, the Asian/Pacific American Award for Literature, the ALA's Alex Award и Medici Book Club Prize, а также стал финалистом огромного числа других премий. Переведен на двадцать с лишним языков. Второй роман вышел осенью 2017 года, практически сразу после публикации он возглавил списки бестселлеров газеты "Нью-Йорк Таймс" и уже 35 недель не покидает первую пятерку самых читаемых книг. По результатам 2017 года его назвали лучше книгой года (в разделе "художест

Все, чего я не сказала - Инг Селеста

11. Все, чего я не сказала Инг Селеста

Лидия мертва. Но они пока не знают. 3 мая 1977 года, половина седьмого утра, никто не знает ничего, кроме безобиднейшего факта: Лидия опаздывает к завтраку… Так начинается (и заканчивается) история очередной Лоры Палмер - семейная история ложных надежд и умолчания. Мэрилин - амбициозная девушка с американского Юга, мечтает стать врачом в годы, когда от женщины ожидается скорее склонность к домоводству, чем профессиональная карьера; мечтает быть особенной в мире, где ей заранее назначена роль. Джеймс - потомок китайских иммигрантов, полулегально приехавших в США, всю жизнь особенный по рождению, мечтает быть как все, слиться с обстановкой, перестать выделяться. Эти двое любят друг друга, видят друг в друге отражение своих грез. Но грезы рассеиваются, жизнь берет свое, и поэтому родители назначают старшую дочь ответственной за осуществление несбывшегося. Из лучших, разумеется, побуждений. Оба надеются, что дочь добьется того, чего не досталось им: мать желает ей профессиональной реализации и признания, отец - любви и популярности среди сверстников. Маленькая девочка становится центром семейной вселенной. Ее старший брат и младшая сестра отходят на задний план - родители любят их, но не видят, потому что все их надежды сосредоточены на Лидии. И маленькая травмированная девочка Лидия день за днем изо всех сил старается осуществить неосуществленные родительские планы - потому что маленькие дети любят родителей, не могут их не любить, хотят, чтобы родители были счастливы, не умеют сказать им "нет". Лидия усердно зубрит физику и биологию, не питая ни малейшего интереса к естественным наукам, потому что мать так и не стала врачом, но мечтает о том, чтобы врачом стала дочь. Лидия в одиночестве ходит на танцы и в кино, притворяясь, будто развлекается с подругами, потому что отец никогда ни с кем не дружил, но мечтает о том, чтобы дочь была душой компании. Однако со временем маленькая девочка вырастает в раздраженного подростка и начинает смутно догадываться, что, пожалуй, пора понять, чего хочет она сама, и что нельзя пожертвовать своей жизнью ради родительских воздушных замков. Отношения в семье - довольно изолированной по любым меркам и вообще странной в условиях, где запрет на межрасовые браки был признан противозаконным всего лет десять назад, - строятся на умолчаниях. У всех внутри тихо курится ярость, и бессилие, и страх, и отчаяние. Все заперты внутри своих голов, но никто никому ничего не говорит. Умолчание - тоже ложь, даже если оно задумано во спасение. Двое взрослых и трое детей изо дня в день умалчивают о важном. Родители подменяют реальность фантазиями, выдают желаемое за действительное. Дети стискивают зубы и молча подыгрывают. Взаимопонимание без слов порой тоже возможно, но слишком хрупко. И когда девочка, измученная необходимостью годами лгать и говорить "да", когда хочется заорать "нет", решает вырваться из этой клетки, случается то, что случается. "Все, чего я не сказала" - история о лжи во спасение, которая не перестает быть ложью. О том, как травмированные родители невольно травмируют детей. О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает. Роман о бремени быть первым, о тяжести чужих надежд, о благих намерениях, от которых можно не выжить. The New York Times Book Review Красивая история о надеждах, печали и дисфункциональности в семье. The Boston Globe Мастерский, эмоциональный и яркий дебют. Селеста Инг в тугой сюжетный клеток сплетает болезненные темы: иммигранты в Америке, умолчание в семье, которое порой опаснее лжи, любовь, заглушенная амбициями. Тонкий, даже утонченный роман. Определенно самый яркий литературный дебют года. O Magazine Этот роман достоин внимания жюри Пулитцеровской и Букеровский премий. Селеста Инг блестяще рисует полотно семейного непонимания, ее роман - история, как родители способны уничтожить своих детей из любви, просто переложив на них груз своих ожиданий и надежд. Эту книгу нужно прочитать всем, кто беспрестанно толкает своего ребенка вверх, мечтая об успехе и славе для него. The Guardian Действие в романе Селесты Инг скользит плавно, точно вода в неспешной реке, но с самого начала понятно, что под этой уютной неторопливостью прячется бездна. У каждого в этой книге есть тайны, каждый предпочитает молчать о самом важном для себя. С поразительным для столь юной дебютантки изощренным мастерством, Инг затягивает читателя в омут, где все секреты, все молчание перестанет иметь значение. Los Angeles Review of Books Этот тонкий и нежный до призрачности роман чем-то неуловимо напоминает "Милые кости" Э. Сиболд. Marie Claire Мерцающая, немного таинственная проза о бремени надежд, о жажде тепла, о непонимании любящих людей. Инг захватывает читателя с первых же страниц и ведет его к разгадке тайны, безжалостно погружая его в эмоциональный водоворот. Huffington Post

Немного солнца в холодной воде: Роман - Саган Франсуаза

12. Немного солнца в холодной воде: Роман Саган Франсуаза

Один из лучших психологических романов Франсуазы Саган "Немного солнца в холодной воде" (1969). Его основные темы - любовь, самопожертвование, эгоизм - характерны для творчества писательницы в целом. Героиня романа Натали жертвует всем ради любви, но способен ли ее избранник оценить этот порыв?

Обещание. Амок. Письмо незнакомки - Цвейг Стефан

13. Обещание. Амок. Письмо незнакомки Цвейг Стефан

"Обещание" - впервые опубликованная на русском языке новелла - всё то же глубокое исследование неспокойного сердца, история бессмертной любви, побеждающей время. …Пожилой магнат принимает на работу молодого секретаря, человека со скромным достатком, но удивительно обаятельного и достойного. Юная жена магната еще никогда не встречала такого мужчину. Вспыхивает чувство. Секретарь отвечает ей искренней взаимностью. Но каждый из героев уже дал обещание. Начинается война, и история героев становится еще сложнее… В книгу вошли также новеллы "Амок" и "Письмо незнакомки" - литературные шедевры автора.

Харри Мартинсон. Избранное - Харри Мартинсон

14. Харри Мартинсон. Избранное Харри Мартинсон

Наполненное глубоким философским содержанием творчество одного из крупнейших шведских поэтов и прозаиков впервые в таком объеме представлено советскому читателю. В сборник включены стихи разных лет, в том числе знаменитая поэма «Аниара», две пьесы и роман "Дрога в Царство Колоколов".

Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 4 томах (комплект из 4 книг) - Сергей Довлатов

15. Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 4 томах (комплект из 4 книг) Сергей Довлатов

В первый том Собрания сочинений Сергея Довлатова (1941-1990), известного прозаика, до 1978 г. жившего в Ленинграде, а с 1979 г. - в Нью-Йорке, входит его ранняя проза, в том числе рассказы из сборника "Демарш энтузиастов" и "Две сентиментальные истории" ("Ослик должен быть худым", "Иная жизнь"). Заключают том рассказы из эмигрантской жизни и книга "Компромисс" - о журналистских буднях.
Второй том Собрания сочинений Сергея Довлатова составлен из четырех книг: "Зона" ("Записки надзирателя") - вереница эпизодов из лагерной жизни в Коми АССР; "Заповедник" - повесть о пребывании в Пушкинском заповеднике бедствующего сочинителя; "Наши" - рассказы из истории довлатовского семейства; "Марш одиноких" - сборник статей об эмиграции из еженедельника "Новый американец" (Нью-Йорк), главным редактором которого Довлатов был в 1980-1982 гг.
В третий том входят книга "Ремесло" (часть первая - "Невидимая книга", часть вторая - "Невидимая газета") - история двух попыток издать на родине книгу и создать в США эмигрантскую газету; повесть "Иностранка" - история русской женщины в Нью-Йорке; сборник "Чемодан" - рассказы из ленинградской жизни; "Холодильник" - незаконченная книга рассказов, наподобие "Чемодана"; "Из рассказов о минувшем лете" - три рассказа о писательской жизни в Америке, написанные летом 1988 г.
В четвертый том Собрания сочинений Сергея Довлатова входят: повесть "Филиал" ("Записки ведущего") - история ставшего сотрудником западного радио писателя; "Записные книжки" ("Соло на ундервуде" и "Соло на 1ВМ") - забавные микроновеллы из жизни известных Довлатову персонажей; "На литературные темы" - рецензии, статьи о литературе, написанные в эмиграции; "Выступления. Интервью" - лекции, прочитанные в США, интервью из американского журнала "Слово - Word" и из "Огонька".

Мнения